Уроки судьбы Владимира Короленко

Суждения писателя Владимира Короленко, день рождения которого отмечается 27 июля по новому стилю, хорошо бы заставить перечитывать нынешних украинских свидомитов, а более всего, в школах и вузах. Он писал педагогам открывшейся в 1898 г. новой Полтавской гимназии: «…Наряду с освободившейся украинской пусть процветает и свободная русская школа, как проявление двух тесно связанных и родственных культур, которым предстоит много великой и благодарной работы».

Сын малороссийского народа Короленко был русским писателем и русским человеком, всей своей личностью показывающей и неразделимое единство двух веток русского корня и величайшие духовные возможности, открывающиеся на пути этого единства.

И. Е. Репин. Портрет В. Г. Короленко

Короленко дружил, переписывался с писателями-малороссами П. Мирным, П. Грабовским, помогал публиковать их сочинения, а М. Коцюбинского, например, рекомендовал Горькому. Карпенко-Карый и Леся Украинка в свое время ратовали о необходимости переводов на украинский язык рассказов Короленко, хотя не очень понятно, зачем нужно было переводить с русского в стране, где все русский знают. Показательно и симптоматично и для наших дней: Иван Франко содействовал популяризации творчества русского писателя Короленко среди украинцев Галичины.

Более всего уроженец малороссийского Житомира писатель Владимир Галактионович Короленко стал известен Российской империи своей правозащитной деятельностью, радел о неимущих, а также о малых народах России, а потому память о нём по многим уголкам большого Отечества почитается и по сей день. Был эпизод в его жизни в 1918 году, когда он, по мнению большевика Луначарского, даже мог стать первым президентом России — столь высок был его моральный авторитет.

Дух и зуд «свободомыслия», присущий русской интеллигенции, изрядно приложившей силы к расшатыванию русского престола, Короленко сохранил и при большевиках, которых критиковал за то, что «пошли по неправильному пути удушения свобод, чем принесли много вреда идее социализма».

Как и другой знаменитый писатель-малоросс, киевлянин-феодосиец Кириенко-Волошин, Короленко в годы Гражданской войны помогал нуждавшимся раненым – и белым, и красным. Не изменил своей натуре: как активно выступал за утесняемых в дооктябрьский период, так и неоднократно ходатайствовал о приговоренных к расстрелу большевистской ЧК.

Примечателен эпизод, в котором побудительным мотивом некоего человека к действиям стал именно литературный дар Короленко. Один генерал армии А. И. Деникина, поклонник его творчества, рассказывал писателю, что решил взять именно Полтаву, поскольку в ней жил Короленко. На это писатель ответил: «Комплименты потом, ваши войска убивают красноармейцев и учительниц – этому ли я учил своих читателей?»

При этом Короленко выступил и как патриот, написав летом 1917 г. – в межеумочное смутное время – статью «Война, Отечество и человечество», в которой германский империализм счёл весьма опасным, а посему призывал с ним сражаться, в отличие от сдававших позиции большевиков.

Противился Короленко и Антанте, осознавая её подлинную цель – дробления великой России. Как видим, то, что не вышло у Антанты тогда (большевики к 1922 г. все же смогли сгрести павшую Российскую Империю в новую имперскую общность, Советский союз), Западу удалось в новейшие времена, на рубеже 1990-х.

Кстати, молодой Алексей Пешков пришел в Нижний Новгород к ссыльному писателю В. Короленко в декабре 1889 г., чтобы потом написать: «Короленко первый сказал мне веские человечьи слова о значении формы, о красоте фразы, я был удивлен простой, понятной правдой этих слов и, слушая его, жутко почувствовал, что писательство – не лёгкое дело». Он, уже будучи Максимом Горьким, также потом скажет: «Среди русских культурных людей я не встречал человека с таким неутомимым стремлением к правде-справедливости».

М. Горький высказал такое сравнение: «Как неутомимый возбудитель этических чувств и правосознания В<ладимир> Г<алактионович> был и активнее и ближе к жизни, чем Л. Н. Толстой». Занимательно, что короленковскую известную нам со школьной скамьи фразу «Человек создан для счастья, как птица для полёта» нередко приписывают Горькому.

Биография В. Короленко с Малороссией связана тесно. Из Житомира семья переехала в Ровно, где будущий писатель учился в местной гимназии. История и культура Малороссии, красота местной природы, одаренность натур и яркость характеров малороссийских селян нашли свое отражение в многочисленных сочинениях Короленко: «Слепой музыкант», «Без языка», «Лес шумит», «Судный день».

Фото. Книги Владимира Короленко

В «Истории моего современника» Короленко писал, что «казацкий романтизм» Т. Шевченко не был ему близок. Хотя он сам был казацкого рода по отцу (мать писателя была полькой). При этом основой зарождавшегося украинского литературного языка Короленко считал язык Котляревского и Шевченко.

Пути развития украинской культуры Короленко, как и другие неповерхностные малороссы, разумно и единственно верно видел в тесной взаимосвязи с русской культурой. Короленко хорошо сказал: «Я нашел тогда свою родину, и этой родиной стала прежде всего русская литература».

И со справочниками литературы не поспоришь: В. Г. Короленко, по словам Горького, «честнейший русский писатель», «человек с большим и сильным сердцем», занимает «одно из почетных мест в истории русской литературы конца XIX— начала XX в.»

Учившиеся в советское время помнят его произведения из школьной программы, которая именно тогда и побудила взять в руки томики с произведениями русского писателя. «Дети подземелья» – это был сострадательный лейтмотив для советского школьника, сопереживавшего социальным несправедливостям дореволюционного периода России.


Книга «Дети подземелья» В. Г. Короленко

Однако по селеньям некогда большой страны разбросаны памятки о русском писателе Короленко: в виде названий улиц, учебных заведений, библиотек. В частности, его имя носит крупнейшая на Украине харьковская Республиканская научная библиотека, располагающаяся в коротком переулке, который тоже носит имя писателя. Рядом и улица имени Короленко.

Республиканская научная библиотека им. Короленко в Харькове, в одноимённом переулке

Короленко в молодости зачерпнул как столичной студенческой жизни, так и успел вкусить хлеба, заработанного своим трудом.

Периодом его наиболее плодотворной работы стало нижегородское ссыльное десятилетие. В 1886 г. вышла его первая книга «Очерки и рассказы», в которую вошли сибирские новеллы, впечатления от ссылки на Урале и в Якутии, о нем заговорила читающая публика всей империи. Отметим «деспотизм монархии», о котором столь много говорят либералы, в том числе и нынешние: ссыльный выпускал книги, которые читала вся страна.

Можно сказать, что писатель «увлёк читателей не столько этнографическими подробностями и сибирской экзотикой, сколько созданными им яркими образами крестьян, беглых каторжников, политических ссыльных, тонкими зарисовками природы, романтическим пафосом повествования».

У Короленко находим и удачные художнические описания: «Паром заскрипел, закачался и поплыл от берега. Перевозный шалаш, опрокинутая лодка, холмик с церковью мгновенно, мгновенно, будто подхваченные неведомою силой, уносятся от нас, а мысок, с зеленою подмытою ивой, летит нам навстречу».

При содействии Короленко Всесословный клуб в Нижнем Новгороде превратился в крупное культурное учреждение, а его библиотека стала подлинной гордостью города. По инициативе писателя в городе было открыто первое в России астрономическое общество, работой которого впоследствии восхищались Горький и Циолковский. В 1891–1892 гг. Короленко участвовал в организации помощи голодающим крестьянам Нижегородской губернии. Все тот же Горький назвал этот период в истории Нижнего Новгорода «эпохой Короленко».

Воистину «страшен» был царизм: гонимый Короленко мог широко публиковаться в том числе и за рубежом, неплохо зарабатывать, активно путешествовать – посетить в 1890-е Кавказ и Крым, в 1893 г. присутствовать на Всемирной выставке в Чикаго, с 1895 г. работать в Петербурге редактором журнала «Русское богатство», а в 1900 г. переехать в свой последний пункт земного путешествия, Полтаву, где прожил двадцать лет, до конца жизни. В 1900 г. Короленко наряду с Л. Толстым, А. Чеховым, В. Соловьевым, П. Боборыкиным и М. Горьким был избран почётным академиком Петербургской академии наук по разряду изящной словесности, но в 1902 г. сложил с себя звание академика в знак протеста против исключения из рядов академиков Горького.

Похоронен В.Г. Короленко в Полтаве на Старом кладбище. В связи с закрытием этого некрополя 29 августа 1936 г. могила В. Г. Короленко была перенесена на территорию Полтавского городского сада (теперь это парк «Победа»).

Общественные уроки судьбы писателя Короленко, прежде всего, в двух составляющих: в наличии сострадательной ноты, а также в объединительной мысли о непреходящей неразрывности Великой России и Малой. Ибо без Малой России не может быть полна Русь. Но сегодня наши враги помнят об этом лучше нас.

Пётр Маслюженко

По материалам:  odnarodyna.org

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *