Дом-музей Николая Лескова в Орле

Н.С. Лесков, родившийся 16 февраля 1831 года в с. Горохове Орловского уезда Орловской губернии, на протяжении всей жизни многими нитями был связан со своим родным краем. Про­жив первые 18 лет жизни на Орловщине (в самом Орле и в Кромском уезде Орловской губернии), пройдя здесь свои первые «житейские университеты», писатель постоянно обращался в своем творчестве к «орловским записям и памятям», освежая их новыми сведениями, получаемыми из Орла от родственников и друзей.

Очень многие рассказы и повести Н.С. Лескова воскрешают орловскую действительность 40-70-х годов XIX века. Перед читателями предстает галерея образов орловцев — представителей самых разных сословий, начиная с губернатора и архиерея и кончая крепостными крестьянами, городскими нищими и юродивыми. Ведь именно в родных краях Лесков встретил своих героев-праведников («Несмертельный Голован», «Пугало», «Житие одной бабы», «Соборяне»), самородков из народа («Тупейный художник», «Театральный характер»), «потрясователей основ» — нигилистов («Некуда», «На ножах»), ярких, сильных и страстных женщин («Леди Макбет Мценского уезда», «Воительница», «Старые годы в селе Плодомасове»), разнообразие типажей русского духовенства («Мелочи архиерейской жизни», «Дворянский бунт в Добрынском приходе»). Поражает, как, живя в Петербурге, Лесков хорошо помнил Орёл, его улицы и переулки, соборы, монастыри и маленькие церкви, базары и площади, присутственные уч­реждения и дворянские городские усадьбы, главные улицы города и окраинные слободки, а самое главное — орловские были и небылицы, удивительные происшествия и народные предания, действительные события и их художественную интерпретацию различными повествователями. И, безусловно, тот яркий, сочный, колоритный язык, за который писателя называли «волшебником слова», взят был Лесковым тоже из орловских детства и юности и пополнялся затем на протяжении всей его жизни.

Орловские детали возникают у Лескова и в его многочисленных публицистических статьях и заметках «по поводу».

Изъездив почти всю Русь «от Черного моря до Белого и от Брод до Красного Яру», побывав на севере европейской Рос­сии и знойных украинских степях, Лесков до мозга костей оставался орловцем, увековечив названия орловских мест и имена орловцев на страницах своих произведений.

Увековечение памяти Лескова на его родине началось ещё в 1918 году с поступления в фонды Музея И.С. Тургенева пяти писем Лескова к другу юности В.Л. Иванову. Когда в 20-е годы 20-го столетия в музее появилась писательская комната, в её экспозиции был представлен и портрет Н.С. Лескова. В 1930-е годы с директором музея Б.А. Ермаком вступил в переписку сын писателя Андрей Лесков, который работал над книгой об отце и стремился наполнить её орловскими реалиями. Он помог установить место усадьбы Лесковых, и 5 марта 1945 года, в день 50-летия памяти писателя, на единственном сохранившемся на усадебном месте доме была установлена мемориальная доска. Лесков возвратился к своим истокам. В том же 1945 году в Музее И.С. Тургенева впервые была открыта большая выставка, посвященная Лескову, которая стала основой литературно-мемориальной «лесковской комнаты», существовавшей в Музее писателей-орловцев с 1957 по 1973 год. За эти годы значительно пополнилась лесковская коллекция, главным образом благодаря вдове А.Н. Лескова Анне Ивановне Лесковой. Она передала в Орёл практически все лесковские мемории, которые были сохранены его сыном, а также архив самого Андрея Николаевича Лескова с ценнейшими документами и рукописями. Много были сделано и научными сотрудниками Музея Тургенева по сбору лесковских материалов в различных архивах страны.

Все это позволило создать в Орле единственный в стране литературно-мемориальный Музей Н.С. Лескова, который был открыт 2 июля 1974 года в доме, сохранившемся на месте усадьбы С.Д. Лескова, отца писателя (архитектор И.Ф. Тибо-Бриниоль). Вот уже более четверти века принимает музей в своих уютных залах орловцев и гостей города, раскрывая перед ними экспозици­онными средствами удивительный «мир Лескова», его тернистый и в то же время счастливый жизненный путь, посвященный беззаветному служению русской литературе. «Кто не любит литературу до готовности принести ей в жертву своё благополучие — тот лучше сделает, если вовсе её оставит…» — эти слова Лескова в полной мере подтверждены его собственной жизнью.

IMG_3782
Экспозиция первого зала музея вводит нас в мир детства и юности Лескова, проведенных на Орловщине. Сохранилась акварель художника К. Шульца, изображающая дом в с. Горохове, принадлежавший предводителю уездного дворянства М.А. Страхову, мужу родной тетушки Лескова. В этом доме и родился будущий писатель.

А вот портрет самой Натальи Петровны Страховой (урожд. Алферьевой), во втором браке Константиновой. Красивое, доброе лицо. Тонкий прямой нос, выразительный взгляд светлых глаз. Скромное домашнее платье с кружевным воротничком, чёрная кружевная наколка в волосах. И в то же время мягкостью черт таится сильный и глубокий характер, позволивший этой изысканной даме, не последней по своему положению в светском обществе губернского Орла, выстоять в единоборстве с выпавшими на её долю жизненными драмами. Ведь это именно её изобразил племянник-писатель в образе боярыни Марфы Андреевны Плодомасовой, героини исторической хроники «Старые годы в селе Плодомасове».

Экспонаты зала воссоздают образы дорогих и близких Лескову людей, атмосферу доброй старой сказки его детства. Портреты матери, бабушки и няни; бисерное рукоделие матушки: кошелёк, кисет, закладки для книг. А вот и первые детские книги, по которым Лесков выучился чтению, сохраненные писателем среди раритетов его библиотеки: «Новая Российская азбука», выпущенная в 1819 году (на её последних страницах первые автографы Лескова), и «124 священные истории», которую он вспоминал так: «Я выучился грамоте сам, без учителя и прочёл эту книгу, имея пять лет от роду…»

IMG_3817

Портрета отца, Семёна Дмитриевича Лескова, не сохранилось. Да и был ли он когда-либо?! Но бережно сохранил Лес­ков «Послужной список» отца, который показывает, как сын сельского священника, дослужившись до чина коллежского асессора, стал потомственным дворянином.

Резким контрастом гороховскому дому Страховых и орловскому дому Лесковых воспринимается маленький деревенский домик под соломенной крышей на хуторе Панино в Кромском уезде, куда семья переехала после отставки Семена Дмитриеви­ча. Но именно годы, связанные с Паниным хутором, приблизили будущего писателя к простому народу. Навсегда запомнились Лескову крестьянские ребятишки, с которыми «удил гольцов и пескарей в маленькой, но чистой речке Гостомле», старый мельник Илья, поучавший барчука: «Ты мужика завсегда больше всех почитай и люби слушать», — оживший потом на страни­цах рассказа «Пугало». Многие впечатления этих лет глубоко вошли в душу мальчика. Не случайно его первые рассказы, посвященные крестьянской теме: «Ум своё — чёрт своё», «Житие одной бабы», «Язвительный», «Погасшее дело», — носят подзаголовок «Из Гостомельских воспоминаний».

С поступлением в Орловскую губернскую мужскую гимназию окончилось беззаботное детство Николеньки. Стал он учеником 1-го класса Николаем Лесковым. Десятилетний мальчик остаётся один в большом губернском городе под надзором квартирной хозяйки, фактически на полной свободе. В эти годы Лескова не столько увлекали занятия в гимназии, сколько вольное чтение книг из библиотеки орловской дворянки А.Н. Зиновьевой, племянницы известного тогда литератора князя К.П. Массальского, да знакомство с увлекательной, полной как забавными, так и трагическими событиями жизнью народа. Представленные в экспозиции страницы классного журнала — наглядное доказательство того, что больших успехов в учёбе Лесков не достиг. Лесков ушел из гимназии, не окончив полного курса и получив на руки не аттестат, а только свидетельство о прослушанных трех классах.

IMG_3784
Оставив гимназию 15-ти лет от роду, Лесков начинает самостоятельную трудовую жизнь. Он становится чиновником Орловской палаты уголовного суда и свидетелем трагических коллизий в человеческих судьбах. В экспозиции представлены некоторые уголовные дела времени службы Н.С. Лескова, которые в дальнейшем стали основой для сюжетов таких произведений писателя, как «Леди Макбет Мценского уезда», «Погас шее дело», «Загадочное происшествие» и многих других.

Экспонаты музея постепенно раскрывают перед нами страницы творческой биографии Н.С. Лескова: падения и взлёты, самобытность его личности, круг родных и знакомых, мир его разнообразных пристрастий и увлечений.

Вот Лесков на службе в Киевской казённой палате и в частной коммерческой компании своего пензенского дядюшки А.Я. Шкот-та. Дорожная шкатулка и прочие мелочи, необходимые в пути, со­провождали Лескова в эту пору во время его бесчисленных поездок по служебным надобностям. «Это самое лучшее время моей жизни, когда я много видел», — говорил позднее писатель.

А вот — первая дошедшая до нас фотография Лескова и рядом — оттиск из журнала «Отечественные записки», датиро­ванный тем же, что и фотография, 1861 годом. На оттиске ав­тограф: «Лесков. 1-я проба пера. С этого начата литературная работа». Статья, опубликованная в «Отечественных запис­ках», носит название «Очерки винокуренной промышленнос­ти» (Пензенская губерния). Здесь же представлена подборка киевских, московских, петербургских газет и журналов с пуб­лицистическими статьями Лескова 60-х годов XIX века.

«Петербургские обстоятельства»: статья о петербургских пожарах в «Северной пчеле», первые публикации «отмщевательных» антинигилистических романов «Некуда» и «На ножах» — всё то, что составило драматическое начало «писательства» Лескова. И рядом — журналы «Эпоха», «Отечественные записки» с публикациями первых художественных произведений начинающего литератора, где Лесковым намечены главные темы его последующего творчества: праведники и таланты чудаки и затейники. «Он как бы поставил себе целью ободрить, воодушевить Русь, измученную рабством», — даст оценку творчеству писателя М. Горький.

В золотистой цветовой гамме решается раздел экспозиции, посвященный произведениям Лескова о российских праведниках и искусниках. В этом зале можно увидеть редкие изда­ния «Соборян», «Очарованного странника», «Запёчатлённого ангела», «Тупейного художника», «Штопальщика» и т.д., иллюстрации художников А. Земцова и Н. Кузьмина, М. Микешина и Н. Каразина, Е. Бём и И. Репина.

Особенно ярко и привлекательно выглядит уголок, посвященный самому известному произведению Н.С. Лескова — «Сказу о Тульском косом Левше и о стальной блохе». Здесь затейливые работы знаменитых Кукрыниксов, отточенные рисунки А. Тюрина, а также поделки современных мастеров, работающих в технике микроминиатюры, подобно Левше, подковавшему блоху.

IMG_3787

В одной из записных книжек Лескова сохранились запи­санные им под названием «порча слов и речений» оригиналь­ные слова и выражения, услышанные писателем в народной среде. Многие выражения из этой записной книжки перенесе­ны им на страницы «Левши».

Отдельный сюжет — подлинная адресная книжка Н.С. Лескова, в которой его бисерным, витиеватым, но в то же время четким почерком записаны адреса многочисленных друзей, знакомых, чем-либо заинтересовавших его людей. В этой книжке дважды записан адрес петербургского мастера-иконописца Никиты Рачейскова, а в иконописном собрании Лескова, когда-то довольно значительном, сохранилась работа этого изографа — светлый лик Спасителя в серебряном окладе, украшенном звездами — «Спас во звёздах».

Экспонаты рассказывают о пристрастиях Лескова в литературной среде, о его личных и творческих взаимоотношениях с Л.Н. Толстым, о поисках нравственных идеалов, дороге к вере и сложном отношении к церкви и ее служителям.

Многочисленные изображения Лескова — живописные портреты и фотографии — представляют его колоритный внешний облик. Книги из его личной библиотеки дают представление о Лескове-читателе.

Автографы же Лескова, демонстрирующие его удивительный почерк, подтверждение яркости и своеобразия личности писателя

Кульминация экспозиции музея — воссозданный по сохранившимся фотографиям и воспоминаниям интерьер последнего петербургского кабинета Н.С.Лескова, находившегося в квартире на Фурштатской улице, последнем пристанище в ту пору уже маститого писателя.

IMG_3811

На входной двери в эту квартиру значилось печатной объявление: «Николая Семеновича Лескова вообще дома не бывает, но друзьям всегда рад». И друзья, заходившие к Лескову на огонёк, оставили о его кабинете свои воспоминания. «Я вошла в комнату, которая сразу показалась мне похожей на Лескова. Пестрая, яркая, своеобразная. <…> Я оглядывала комнату. И показалось мне, что стены её говорят: «Пожито, попито, поработано, почитано, пописано. Пора и отдохнуть». И часы всякого вида и размера мирно поддакивали: «да, пора, пора, пора…» А птица в клетке задорно и резко кричала: «повоюем ещё, чёрт возьми…»» — вспоминала писательница Л.И. Веселитская. Подробно описал обстановку кабинета литератор В.В. Русаков (Либрович): «В одном углу вы видите большую, замечательно подобранную коллекцию священных образков <…>; в другом — прекрасную коллекцию старинных карманных часов, между которыми есть весьма интересные исторические экземпляры, тут же вы увидите небольшую, но очень ценную библиотеку старых, частью первопечатных книг. По стенам развешаны гравюры, акварели картины, написанные масляными красками, портреты, на прикрепленных к стене подставках стоят статуэтки, бюсты. То тут, то там висят вышитые полотенца, вязаные салфетки и прочее. <…>. Большой письменный стол убран массой безделушек <…>, рабочая лампа — свидетель многих бессонных ночей маститого писателя <…>, портрет Л.Н. Толстого <…> и многое другое».

Сохранившаяся коллекция лесковских меморий позволила достаточно точно реконструировать обстановку этого кабинета.

На письменном столе сохранившиеся мелочи разнообразных лесковских коллекций: хрустальный графин эпохи Петра I, венецианского стекла ручной росписи бокал, копии римских колонн Трояна», сделанные из самоцветных камней, миниатюрная копия памятника Минину и Пожарскому работы И.М. Мартоса, два распятия европейской работы и многое другое. Здесь же портрет Л.Н. Толстого в металлической раме и силуэт оскорблённой Нетэты, ручной работы Е.М. Бём, героини одноименного произведения Лескова.

На стенах кабинета дошедшая до нас часть коллекции изобразительного искусства, среди которой этюд И.И. Шишкина к картине «Сосновый лес», карандашный рисунок И.Е. Репина «Лошадь с жеребёнком», три работы известного реставратора академика Ф.С. Солнцева, цветная гравюра «Пушкин в Михайловском», поправленная самим Н.А. Ге. Все это свидетельства дружеских связей Лескова в среде русских художников.

Есть здесь и работы западных художников: «Портрет поэта Данте», «Христос, уколовший пальчик» и другие.

IMG_3812

Отдельным фрагментом представлены портреты и фотографии ближайших родственников: матери, Марии Петровны Лесковой (урожд. Алферьевой), трех братьев и двух сестёр, второй жены Е.С. Бубновой (урожд. Савицкой), сына Андрея (в младенчестве, в гимназические годы), фотография Лескова с воспитанницей Варенькой Долиной. Андрей Николаевич Лесков писал о страсти своего отца к книгам: «Неугасимая любовь к книге жила вне времени и лет. Она превозмогла даже правила остерегаться расточительства. Тут допускались и оправдывались «жертвы», отец любил «копаться в книгах, не расставаясь с ними ни на час»». Лесков, действительно, никогда не жалел денег на книги, был завсегдатаем книжных лавок.

Дошедшие до нас и представленные в экспозиции музея 289 книг мемориальной библиотеки Лескова — свидетельство энциклопедической широты его читательских интересов. Тут и русская классика, и фольклор, книги по истории религии и христианства, книги по истории, философии, медицине, воен­ному делу, словари и справочники. Многие книги помечены штампами «Редкость» или «Редкий экземпляр»; на корешках тиснение — Н.Л.

Ценность лесковского книжного собрания подчеркивали ещё в XIX веке такие известные знатоки книги, как И. Шляпкин и Ф. Шилов.

Вот в такой обстановке создавал свои произведения, встречался с друзьями, коротал время с интересной книгой, боролся с сердечными приступами «умный, темпераментный старик» Н.С. Лесков.

Таким предстает Н.С. Лесков на портрете работы В.А. Серова, который считается лучшим художественным изображением писателя. На этом «проникновенно запечатлевшем больного и обречённого уже Лескова портрете художник непревзойдённо верно передал его полный жизни и мысли пронзающий взгляд». Самому Лескову портрет чрезвычайно понравился, угнетала только буро-темная, почти черная рама, обрамлявшая изображение. «Измученное долголетними страданиями лицо смотрело из неё как … из каймы некролога».

Портрет был завершён в середине 1894 года, а 21 февраля (5 марта) 1895 года Н.С. Лескова не стало.

IMG_3801

Завершается экспозиция Дома-музея Н.С. Лескова своеобразным символом: ретроспективой всех уже виденных в музее фотографий, начиная с первой 1861 года и кончая единственным снимком улыбающегося Лескова, сделанным в последний год его жизни.

IMG_3816

Поимо основного экспозиционного комплекса в музее имеется выставочный, он же театральный зал.

Очень интересны экспонат выставочного зала. Они рассказывают о потомках Н.С.Лескова и о том, как музей устанавливал с ними связи. Андрей Николаевич Лесков, сын и биограф писателя, его жена Анна Ивановна Лескова передали в Орёл основную часть лесковского мемориала. За годы существования музея удалось разыскать потомков ближайших родственников Лескова, которые подарили музею имевшиеся у них реликвии. В Ленинграде живёт семья Микеладзе, которая по женской линии восходит к Наталье Петровне Алферьевой-Страховой-Константиновой, родной тётке писателя. Из Киева пришла весточка от В.И. Брояковской, ухаживавшей за родными племянницами Лескова, дочерьми его сестры Ольги, сохранившими вещи из этой семьи. В 1978 году отыскались следы воспитанницы Н.С. Лескова Вареньки Долиной, которой по завещанию перешла часть вещей писателя. Её дочь Кира Александровна Дюнина, прожившая больший период жизни в Баку, передала музею около 40 подлинных предметов, принадлежавших Лескову. Её дары значительно обогатили экспозицию «кабинета» Николая Семёновича. Для Киры Александровны Орёл и Дом-музей Н.С. Лескова стали родными и близкими. Поэтому после трагических событий 1990-го года в Баку Кира Александровна и её муж, ветеран Великой Отечественной войны, сражавшийся на Орловско-Курской дуге, Владимир Дмитриевич Хлопотин избрали местом жительства именно Орёл. В 2000 году, пережив на два дня свой 80-летний юбилей, К.А. Дюнина скончалась (В.Д. Хлопотин умер четырьмя годами раньше).

IMG_3795

И уж совсем невероятное событие произошло в 1987 году. В далёкой Бразилии нашлась правнучка Лескова, внучка его сына Андрея — Татьяна Юрьевна Лескова, которая с той поры поддерживает с музеем тёплые отношения. Она в прошлом балерина, сейчас руководит собственной балетной школой в Рио. В 1989 году Татьяна Юрьевна побывала в Орле и оставила музею интереснейшие материалы. В декабре 2002 года она отметила свое 80-летие. А летом 2003 года правнучка Лескова — ещё раз приезжала на родину своего знаменитого прадеда.

Есть в Доме-музее Н.С. Лескова еще одна изюминка — это домашний театр. Воскрешая традиции усадебного театра, на его сцене дают представления для небольшого количества зрителей. Создаётся тёплая атмосфера неформального общения зрителей и актёров, проникновения в обстановку старинного русского дома. Преимущество в этом театре, безусловно, отдаётся спектаклям по произведениям Лескова: «Тупейный художник», «Воительница», «Левша». Но зрители встречались в этом зале и с императрицей Екатериной II, и с кавалер-девицей Надеждой Дуровой в блистательном исполнении заслуженной артистки России М.Н. Соколовой.

И еще одна традиция, появившаяся в Орле благодаря Дому-музею Н.С. Лескова, — это проведение раз в пять лет международных научных конференций, посвященных творчеству писателя. На эти конференции съезжаются учёные-лескововеды из разных стран. Орёл стал признанным в мире центром лескововедения.

Л.В. Дмитрюхина

По материалам:  www.nsleskov.ru

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *