Обед у тёти Вали. Сказка

рисунок

- Володя, а разве бывают синие синицы? – спросила Варя своего соседа по парте.

- Бывают. В сказке, — ответил мальчик, который нарисовал синюю синицу.

Володя и Варя вели такую беседу на уроке рисования. Эти двое были в чём-то похожи, но не внешне. У Володи каштановые волосы, у Вари – светлые. Они были похожи по характеру. Оба фантазёры. Володя любил рисовать, а Варя – сочинять сказки. И вот сегодня на уроке рисования задали рисовать на свободную тему. На окно школы села синица. И Володе и Варе птичка показалась сказочной, и оба нарисовали её. Варина синица была, как положено, с жёлтой грудкой, а Володина почему-то с синей.

- Может, ты и прав, — прошептала Варя. – В сказках бывает всякое. Ведь даже слова похожи: «синяя», «синица».

- Да нет, — вздохнул Володя. – Наверно, я это зря. Могу получить «двойку».

И тут раздался строгий голос учительницы:

- Володя, Варя, что за разговоры на уроке? Ещё одно слово, и поставлю по «двойке».

- Вова и Вава увлеклись фантастической беседой, — послышалось перешёптывание.

Так в классе называли Володю и Варю. Мальчик и девочка тут же замолкли, но одновременно начали сочинять сказку про синицу. Смотрели на свои рисунки и сочиняли. Поскольку на дворе стояла осень, то природа на рисунках ребят была осенняя: деревья с жёлтыми листьями. Дети так увлеклись, что не заметили, как стали частью своих рисунков. Они вдруг оказались в осеннем лесу, сидели уже не за партами, а на пнях. На берёзе сидела синица с синей грудкой и пела по-особому нежно и мелодично. А потом птичка заговорила:

- Дорогие Володя и Варя, добро пожаловать в сказку. Не удивляйтесь, что я разговариваю. Ведь я сказочная синица. Сейчас я синяя, но иногда бываю жёлтой, например, в земном мире. Я ведь туда только что летала и садилась на окно вашей школы.

синяя птица

- Синичка, не могла бы ты стать жёлтой, такой, как тебя нарисовала я? – попросила Варя.

- Нет, — сказала Синица. – Я решила быть жёлтой только в земном мире, в сказочном мире жёлтый цвет меня портит. Когда я желтею, мне хочется сплетничать. Наверно, по примеру «жёлтой прессы» вашего земного мира.

- А мне как раз хотелось бы узнать про обитателей сказочного мира, — проговорил Володя. – Ну, пожалуйста, пожелтей и расскажи!

- Нет, нет, и не просите. Могу исполнить любое желание, кроме этого. У вас есть мечты?

- Я всегда мечтал о волшебной кисточке, — ответил Володя. – Чтобы я ей рисовал не на бумаге, а в воздухе и мои рисунки оживали.

- А я, кроме сказок, ещё люблю музыку, — сказала Варя. – Учусь в музыкальной школе, играю на пианино и иногда сама сочиняю мелодии. Мне хотелось бы иметь волшебный рояль, чтобы я на нём играла и под музыку происходили всякие чудеса.

Синица молча взмахнула крылышками, и что же? У Володи в руке появилась кисточка, а напротив Вари – рояль. Ребята долго не могли произнести ни слова от восхищения, потом поблагодарили Синицу.

- Так не терпится поиграть на рояле! – воскликнула Варя. – Хочется сочинить что-нибудь своё. Интересная тема – времена года. Они вдохновляли многих композиторов.

- А я всегда представлял времена года в образе людей. Давно хотел нарисовать.

И вот Варя заиграла на рояле. Мелодии напоминали то суровую зиму, то нежную весну, весёлое лето, печальную осень. Варя вдруг перестала играть.

- Почему не играешь? – спросил Володя. – У тебя здорово получается. Так и хочется под твою музыку нарисовать Времена года.

- Поэтому и не играю, — ответила Варя. – Если я буду играть и смотреть на клавиши, то не увижу твоих Времён года.

рояль

И вдруг клавиши рояля стали сами нажиматься, будто на них играл кто-то невидимый, музыка продолжалась. Володя начал водить кисточкой по воздуху. Напротив ребят появилась девица в белой шубке со сверкающей короной на голове и строгим видом – Зима. Осенняя природа превратилась в зимнюю, деревья покрылись снегом и зашевелились на ветру. Однако детям не стало холодно, хотя одежда на них была та же, школьная. Тем временем появилась красна девица в венке из цветов – конечно, Весна, а рядом – пригожий парень в венке из колосьев – Лето. Снег тут же исчез, деревья покрылись зеленью, сначала – нежной, весенней, потом – ярко-зелёной, летней. Юноша Лето закружился в танце с девушкой Весной, они с нежностью смотрели друг на друга. Зима бросила на них неодобрительный взгляд. Наконец, появилась ещё одна девушка, миловидная, но печальная, на голове – корона из золотых листьев – Осень. Листья на деревьях снова стали золотыми. Девушка Осень грустно взглянула на «сладкую парочку», на её лице показались слёзы, и пошёл дождь. Но деревья укрыли детей своими ветвями, и на них не упало ни одной капли дождя.

И вдруг, откуда ни возьмись, в лесу появились провода, приехал синий троллейбус и остановился. Осень перестала плакать, дождь кончился, а на строгом лице Зимы показалась улыбка. Из троллейбуса вышел человек в очках с приветливым лицом и усадил в троллейбус все Времена года. Троллейбус тронулся, а потом его рожки поднялись над проводами и всё исчезло, и троллейбус и провода.

- Это волшебный троллейбус, — объяснила Синица. – Его сотворил волшебник дядя Саша, тот самый, в очках. У троллейбуса нет руля, водитель не нужен, он самостоятельно возит пассажиров. Но дядя Саша боится отпускать своего подопечного одного, поэтому всегда ездит на нём. Сейчас он отвёз Времена года к их повелительнице, своей супруге, волшебнице тёте Вале.

- По-моему, Весна и Лето влюблены друг в друга, а Зима и Осень ревнуют, — сказала Варя.

- Детям рано об этом думать, – строго проговорила Синица.

- Но, послушай, — не унималась девочка, – почему ты не хочешь стать жёлтой? Неужели я тебя нарисовала совсем плохо? Когда Осень заплакала, мне тоже захотелось плакать.

- Нет, только не это! – воскликнула Синица. – Не позволю, чтоб из-за меня плакали.

Грудка Синицы вмиг стала жёлтой, и к тому же у птички изменилось выражение глаз. Они сделались весёлыми, даже озорными.

- Ты попала в точку, Варя, — защебетала она. – Весна и Лето влюблены друг в друга. Конечно, Зиме и Осени неприятно, что юноша Лето выбрал не их. Но и у Зимы и у Осени настроение переменчивое. Повелительница Времён года тётя Валя всегда их мирит. Поэтому Времена года радуются, когда за ними приезжает дядя Саша на волшебном троллейбусе. Весна и Лето каждый год влюбляются и каждый год играют свадьбу. Вот, например, тётя Варя и дядя Саша один раз сыграли свадьбу, и всё. Кстати, тётя Варя – не только повелительница Времён года, она ещё хорошо готовит, жарит, варит.

- Тётя Варя? – переспросила девочка. – Значит, она – моя тёзка? А мне послышалось, что сначала ты называла её тётей Валей.

- Нет, тебе не послышалось. Она тётя Валя. Это я оговорилась. Чтобы не было путаницы, лучше буду называть тебя Вава, а твоего друга – Вова. Итак, Вова и Вава, на чём я остановилась? Ах, да, на том, что тётя Варя, то есть Валя, хорошо готовит. Правда, в сказочном мире готовить легче, чем в земном. Нужно придумать блюдо, и плита сама всё приготовит. Но придумать тоже надо уметь. У тёти Вали интересные блюда, с выдумкой, Плите частенько бывает трудно, поэтому Плита тёти Вали ворчливая.

- Плита ворчливая? – удивился Володя. – В сказочном мире и плиты разговаривают?

- В сказке все разговаривают: и Троллейбус дяди Саши, и Плита, и вся посуда тёти Вали. Открою вам тайну: Супница и Половник влюблены друг в друга.

Володя и Варя переглянулись.

- Чего бы вы хотели? – продолжала щебетать Синица. – Хотя я догадываюсь. Вы хотели бы поехать в гости к тёте Вале на волшебном Троллейбусе и чтобы вас угостили волшебным обедом.

Так и будет, заодно и я полакомлюсь вкусными семечками, они всегда припасены для меня у тёти Вали. Пожалуй, лучше опять стану синей, а то я заболталась. Неудобно болтать в присутствии волшебников, тем более во время еды.

Грудка Синицы вновь стала синей, а глазки – серьёзными. Не успели ребята опомниться, как снова появились провода, приехал синий троллейбус и из него вышел человек в очках.

- Здравствуйте, — улыбнулся он. – Меня зовут дядя Саша. Вы Володя и Варя, я знаю. Троллейбус, дело за тобой.

- Над проводами рожки подниму-у, по назначенью отвезу-у, — загудел Троллейбус.

- Учу тебя, учу, а толку нет, — укоризненно проговорил дядя Саша. – Сколько можно повторять? Не рожки, а пантограф. Не позорься перед ребятами, а то сочтут тебя необразованным. Вези всех к нам в гости.

- Я пантограф подниму-у и всех в гости отвезу-у, — снова загудел Троллейбус.

- Ну, ты прямо поэт, — засмеялся дядя Саша. – Вези пассажиров, тётя Валя заждалась.

Все, в том числе и Синица, сели в Троллейбус. Сначала он катил по земле, потом поднялся над проводами, и дети обнаружили, что находятся на пороге какого-то дома. Дверь открыла светловолосая женщина с таким же добрым лицом, как у дяди Саши. Это была тётя Валя. Она без промедления пригласила всех обедать.

- А Времена года тоже будут с нами обедать? – спросила Варя.

- Нет, — покачала головой тётя Валя, – они уже ушли. У них свои дела. Ну, не будем терять времени. Плита в нетерпении.

После того, как ребята вымыли руки, тётя Валя привела всех в столовую и усадила Володю и Варю за большой обеденный стол. Синица расположилась на подоконнике. Неподалёку стояла большая, сияющая чистотой плита.

- Ну, наконец-то пожаловали! – послышалось её ворчание. – Суп совсем остыл.

- Не волнуйся, Плита, — улыбнулась тётя Валя. – Во-первых, суп пока не остыл, во-вторых, тебе придётся ещё немного подождать. Сначала закуска.

В углу стоял шкафчик. Его дверцы распахнулись, и тарелки, ложки, вилки, ножи выпрыгнули из него прямо на стол, а маленькое блюдечко прыгнуло на подоконник к Синице.

- Ножи, ваш выход! – скомандовала тётя Валя.

- Слушаемся! – дружно звякнули Ножи.

подсолнухи

На стол прыгнула буханка ржаного хлеба и выскочила корзинка с семечками. Ножи начали аккуратно резать хлеб продолговатыми ломтиками и раскладывать по тарелочкам. Тем временем в блюдце к Синице, словно чёрные жучки, полетели из корзинки семечки. Она стала молча и не спеша их клевать, подавая пример правильного поведения за трапезой. Затем на кусочках хлеба, словно на грядках, выросли миниатюрные овощи: огурчики, помидорчики, морковка, редиска. Ребята стали срывать овощи, будто с грядок, и сами не заметили, как овощи исчезли вместе с «грядками».

- Тётя Валя, — сказал Володя, – а мне почудилось, что я у себя в огороде и ем прямо с грядок. Мне всегда так казалось вкуснее.

- Довольно разговоры разговаривать, — проворчала Плита, — пора, наконец, приступать к обеду. Супница, Половник, где вы там?

На стол неторопливо опустилась крутобокая расписная Супница, увенчанная причудливой крышкой. За ней стремительно прыгнул блестящий Половник.

- Сними шляпку, вернее, крышку, дорогая, — ласково проговорил он.

Крышка соскочила.

- Наливай осторожнее, дорогой, не расплескай, — кокетливо наставляла Супница.

- Ох, уж эти сантименты! – буркнула Плита.

На стол прыгнули и расставились по местам суповые тарелки. Половник принялся со знанием дела разливать суп. Это была уха, причём не простая: в тарелках, словно в пруду, резвились рыбки.

- Простите, тётя Валя, — виновато опустила глаза Варя, — но я не смогу есть уху. Мне рыбок жалко. Они ведь живые. Я представляю, будто я сама рыба, плаваю в воде, ничего не подозреваю, а меня хотят поймать. Вот и сейчас смотрю на бедных рыбёшек…

- Возмутительно! Это оскорбление! – послышался рассерженный голос Плиты. – Как ты могла заподозрить меня в том, что я мучаю живую рыбу?! Рыбки вовсе не живые.

- А как же они плавают? – спросил Володя.

- Обыкновенное волшебство, — улыбнулась тётя Валя. – У нас в сказке рыбу не ловят и животных на мясо не убивают. И мясо и рыба – искусственные.

- Искусственные? – протянул Володя. – Говорят, искусственная пища вредна для здоровья.

- Наши плиты готовят искусственную и в то же время полезную еду, — проговорила тётя Валя, искоса бросив взгляд на свою бессменную помощницу.

С той стороны, где стояла Плита, послышалось довольное пыхтенье.

- Ну, если рыба неживая, можно смело её ловить, — засмеялся Володя.

Мальчик окунул ложку в тарелку, поймал одну из весело плавающих рыбок и отправил в рот. За ним и Варя приступила к ухе. Вскоре выловили всех рыбок и вычерпали весь «пруд».

- Ну что, съели вы, наконец, первое блюдо? – в очередной раз проворчала Плита. – А то всё не хотели, сомневались. На второе – «грибная поляна».

Суповые тарелки уступили места плоским тарелкам для вторых блюд. На тарелках стояли деревья из сыра с листьями из петрушки, иголки на «ёлках» были из укропа. На «земле» – жареной картошке – росли жареные грибы: боровички, подберёзовички, подосиновички, в общем, разные аппетитные грибочки. Володя вспомнил, как собирал грибы в лесу. Плита строго заметила, что за столом разговаривать неприлично, и поставила в пример молчаливую Синицу. Но уговаривать ребят не пришлось. Очень скоро от «грибной поляны» не осталось и следа.

- Теперь коронное блюдо тёти Вали, — торжественно объявил дядя Саша. – Десерт. Называется «времена года».

Тарелки удалились со стола, и перед юными гостями встали вазочки, разделённые на четыре отделения.

- Ложки, Вилки, Ножи, вы готовы? – деловито спросила тётя Валя.

- Готовы! – послышались в ответ тоненькие звонкие голоса.

Ложки, Вилки и Ножи приступили к приготовлению знаменитого десерта. Сначала в центре каждой вазочки появился кружок засахаренного апельсина, напоминающий солнце. В одном из четырёх отделений выросли маленькие шоколадные деревца и кустики, утопающие в снегу – мороженом, на котором поблёскивали льдинки – желе. Деревца покрылись инеем – кокосовыми стружками, кое-где краснели гроздья рябины из мармелада. Это, конечно, зима, что тут гадать! В другое, «весеннее» отделение, Ножи положили маленькие кусочки торта с нежно-зелёными листьями из крема и белыми цветочками из взбитых сливок. В третьей части вазочек «выросла» трава, кустики и листья из цукатов, а затем всё сплошь покрылось настоящими ягодами: земляникой, черникой, малиной, смородиной – щедрыми дарами лета. И, наконец, в «осеннем» уголке, как в «зимнем», появились шоколадные деревца и кустарник. Ножи тем временем не ленились, аккуратно вырезали жёлтые и красные листочки из мармелада, Ложки и Вилки развешивали их на ветках, а под деревьями в траве – цукатах – появились малюсенькие грибы из трюфелей и печенья. Шоколадный кустарник оказался орешником, поскольку густо покрылся ядрышками лесных орехов. Это было настоящее кондитерское чудо: ведь на малом пространстве уместился целый год! Столовые приборы готовили десерт с весёлым звоном, похожим на серебристый детский смех. Ребята ждали окончания их трудов. И вот, наконец, послышался голос тёти Вали:

- Не торопитесь, гости дорогие, вас ожидает сюрприз. Стаканчики, ваш выход!

На стол прыгнули стаканчики, и посреди стола вдруг возник фонтан в виде какой-то сказочной птички, наполовину – синей, наполовину – жёлтой, из её клюва полилась газировка прямо в стаканы, причём ни одна капля не попала на скатерть. Ребята захлопали в ладоши. Вскоре времена года перемешались: зима с летом, весна с осенью, а потом и вовсе исчезли.

Все поблагодарили тётю Валю за чудесный обед.

- Тётя Валя, — заговорила синяя Синица, – как дела у твоих подопечных Времён года? Впрочем, я знаю, какие у них дела. Они готовятся… — потом Синица посмотрела на детей и сказала: — а вообще, нет, я ничего не знаю.

Володя догадался, что надо делать. Он достал из кармана волшебную кисточку, провёл ей по воздуху, и грудка Синицы пожелтела.

- Что я говорю! – защебетала Синица. – Конечно, я всё знаю. Весна и Лето готовятся к очередной свадьбе, которую играют каждый год. И это неудивительно, ведь сейчас правление Осени, а свадьбы обычно играют осенью. Зима больше не сердится, Осень не плачет, наоборот: они с нетерпением ждут весёлой свадьбы. Вот и мне хочется повеселиться. Вова, Вава, пожалуйста, развеселите меня! Пусть Вова нарисует волшебный рояль, а Вава на нём сыграет.

кисточки

Володя улыбнулся и провёл кисточкой по воздуху. В столовой появился рояль, Варя принялась на нём играть весёлую мелодию, Синица запела и закружилась в воздухе. Варя перестала играть, чтобы посмотреть танец Синицы, и тогда рояль стал играть сам. Грудка Синицы окрашивалась то в синий, то в жёлтый цвет, птичка никак не могла определиться с цветом.

И вдруг послышался звон, очень знакомый Володе и Варе: звонок с урока. И дети обнаружили, что находятся в классе. Они сдали рисунки и вышли в коридор на перемену. Как раз было время школьного завтрака, на который Володе и Варе не хотелось идти. Какой завтрак, если только что был обед? Ребята ещё не вернулись из сказки. А на следующем уроке рисования их ждала приятная новость: оба получили «пятёрки», даже Володя, невзирая на неправильный цвет грудки синицы. Наверно, учительница поняла, что синие синицы бывают – в сказке.

 Любовь Сидорова

Сказка опубликована в альманахе «Земляки» (Нижний Новгород), 2015, выпуск 19.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>