Эдуард Скворцов. Всадник с головой

лошадка__

Дети сегодня не верят в сказки, которые им рассказывают взрослые тети и дяди. В сказку можно поверить только тогда, когда она случается наяву, как, например, с Никусей Гребешковым. Вообще-то ребенка звали Никита, но родители и бабушка обращались к пятилетнему мальчику, как несмышленому и беспомощному.

Вот и в тот праздничный летний день ребенок непрерывно слышал от своей мамы и бабушки:
– Никуся, осторожно! Никуся, береги себя, Никуся…
А когда они втроем, гуляя по парку в зоне отдыха Тропарево, проходили мимо аттракциона «катание верхом на лошади», бабушка пыталась схватить мальчика за руку, чтобы усадить его на детские карусели с деревянными лошадками, которые готовы были скакать по кругу с самыми маленькими детьми под присмотром взрослых, пока не закружится голова и у тех, и у других.
Никита заупрямился, желая выбрать аттракцион не такой примитивный.

И вдруг на него, что называется, нашло.
Мальчик вырвался из рук бабушки, ухватил за руку маму и потянул ее к необычной группе. Здесь стояли лошадь с юношей и пони с девушкой.
Никита стал просить маму, чтобы ему разрешили покататься на лошади.
Мама и подбежавшая бабушка стали причитать и охать:
– Да, как же это можно, что за самовольство? — выговаривала бабушка.
Не сдавалась и мама:
– Сыночек, но дети не ездят на лошадях. Смотри, какая она крупная.

И тут заговорила девушка:
– Ребенок может покататься на пони Яхонт. Он у нас смирный и разумный.
Никита небрежно взглянул на пони, который понуро стоял в сторонке и безучастно смотрел по сторонам.

Вдруг пони встрепенулся и подал голос.
Кажется он произнес: «Ты го-го?» или «Ты-того?»
Только теперь Никита посмотрел на добродушную морду маленькой лошадки и заметил лукавые искорки, перебегавшие через верхнюю часть переносицы, прикрытой забавной челкой, между огромными по-детски недоуменными глазами.

– Мама, я согласен на пони вместо лошади.
Пока бабушка расплачивалась с юношей-конюхом за конную прогулку внука по парку, девушка-поводырь помогла мальчику взобраться в седло на спину пони, закрепила в стремена ступни его ног в ботинках, дала в руки уздечку и произнесла:

– Не упади!… Держись!

В этот момент, откуда ни возьмись, налетела грозовая тучка, и с неба полил сильный дождик.
Все, кто был на дорожках и площадках, ринулись спасаться от дождика под укрытия козырьков киосков и павильонов.
Никита не знал, как себя вести, когда повторно услышал слово: «Держись!».
Ему показалось, что скомандовал пони, но, поскольку в сказки, рассказываемые бабушкой, Никита уже почти полгода не верит, то он не придал значения своим ощущениям, а крепче ухватил уздечку.

лошадка еще

Вообще-то мальчик почувствовал какую-то неловкость от того, что в руках у него не оказалось ни плетки, ни хлыстика, чтобы погонять пони.
Каково же было его удивление, когда выяснилось, что он может управлять пони своим голосом.
Он командует «тише!», и пони замедляет ход, мальчик командует «направо», и пони, прячась от дождя, углубляется в густую лесопарковую зону, причем шагает именно по тропинкам, а не напролом.
Напролом?

Да Никиту выбила бы из седла любая березовая или сосновая ветка, если бы пони был «без царя в голове». Но пони, мало того, что самостоятельно выбирал удобный путь, он еще, видимо, и преследовал определенную цель.
Никите очень понравилось, крепко сидеть в седле, ловко уклоняться от лесных сучков, ломая тонкие ветки; но ему стало казаться, что этот пони «себе на уме». Оставалось понять, что у него на уме.

– Наверное, это волшебное животное, — вслух произнес мальчик свое предположение.
– Я не волшебный пони, я сказочный, готовый скакать хоть за тридевять земель или идти хоть на край света.
Никита чуть не вывалился из седла.
– А…? – пытался он собраться с мыслями и отогнать возможные страхи.

Сколько раз ему говорила мама, что он беспечный, что непоседа свернет себе шею, что сорванец непременно попадет в какие-нибудь невероятные приключения, которые его не доведут до добра.
И что же? Вот оно — невероятное приключение и без всякого волшебства. Но Никуся пока не свернул себе шею, не провалился в волчью яму, а всего-то приобрел сказочного друга, который готов с ним хоть на край света.

– Интересно, а где край света? — вслух произнес мальчик.
И, конечно, произошло то, что должно было произойти между двумя родственными душами, — пони ответил мальчику:
– Край света? Он за горизонтом, но я не вижу горизонта, — пожаловался пони, — потому что со всех сторон нас окружили деревья.
– И куда же ты меня привез, куда мы прискакали? – попробовал сердиться Никита.
– Услыхав, как мальчику мешают быть самостоятельным, я прочитал твои мысли, — разоткровенничался пони, — и во мне заговорила к тебе жалость и сочувствие, которые привели к тому, что мы теперь можем общаться с тобой. Ты понимаешь меня, а я тебя.
– Не хочешь ли ты сказать, что сказочная лошадка умнее любознательного мальчика?
– Конечно, нет, — я всего лишь средство передвижения, а ты — человек, — смиренно произнес пони. — У меня есть крепкая шея, а у тебя умная голова.
– Можно подумать, что нам с тобой любые преграды нипочем? – засомневался Никита.
– Вспоминай, чему тебя учили, что ты умеешь, кто тебе дорог, — наставлял мальчика пони, довольный тем, как тот все больше становился серьезнее и сообразительнее. — Так что, всадник с головой, направляй меня в нужную сторону: дождик кончился.
– Наверное, нам нужно попасть в твою конюшню. Я не знаю, где еще можно раздобыть овса. А мне хочется съесть яблочный пирог. И где мы нужное нам найдем в лесу?
– Ты упустил самое главное, — предупредительно заметил пони, — тебя, Никита, ищут и сильно волнуются твои мама с бабушкой. Очень похоже, что нам надо возвращаться на прежнее место в парке, где посетителей катают на лошадях и пони.
– Знаешь, Яхонт, таких умников, как ты, у нас в дошкольной группе детского сада хоть пруд пруди, — задиристо заметил Никита. — Вот если бы ты вывел нас в нужное место…
– Держись! – последовала команда мальчику от пони. – Я буду искать обратную дорогу по запахам и следам.
– Это как?
– Очень просто! Включай свои мозги! – задорно ответил пони. — Когда мы с тобой углублялись в лес, то я или брызгал слюной, или терял клок шерсти, или оставлял след от своих копыт.
– Так что, если ты с головой и не будешь мне мешать, то мы скоро найдем нужную дорогу, — пояснил пони.

Никита Гребешков притих и стал оглядываться по сторонам, желая определить, где кончается лес и начинается зона отдыха с аттракционами, прудом и палатками с разнообразной едой. Еще мальчик пытался разглядеть сломанные им сучки деревьев и кустов, когда они продирались в чащу леса.
Признать, что лошадка оказалась сообразительнее, чем он, мальчику было трудно. Но и доверие, оказанное его капризному характеру от четвероногого друга, определенно радовало.

– Как же вас угораздило прятаться от дождя в самой гуще леса? – глотая слезы, произнесла мама Никиты, увидев на парковой аллее своего сына верхом на пони живым и невредимым..
– Наверное, это очень пугливое и неразумное животное, — произнесла взволнованная бабушка.
– Я думаю, что они друг друга стоят, — приходя в себя, пошутила мама, — всадник без головы на пугливом пони.

Никите были очень обидны сказанные слова.

Но когда он бросил взгляд на мордочку пони, то увидел в глазах искорки, а на губах усмешку: «Мол, ничего то вы не знаете про нас и наше короткое путешествие на край горизонта».

Всадник и пони не обиделись. Вместе, понимая друг друга, часто без слов, они легко преодолели страхи пусть небольшого, но самостоятельного приключения.
На вырученные деньги девушка приобрела пони килограмм овсяной крупы, а Никите мама купила яблочный пирог. Все страхи оказались вознаграждены.

Эдуард Скворцов
Как славно все может устроиться в доброй сказке.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (3 votes, average: 3,67 out of 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>