Экзотическое пространство в творчестве Николая Гумилёва

гумилёв_миниатюра

Дорогие коллеги! Сегодня мы с Вами поговорим о талантливом поэте Серебряного Века, теоретике акмеизма, о, несомненно, яркой личности и неутомимом путешественнике. Николай Гумилев совершил четыре путешествия в Африку. Экзотическая тематика в его творчестве считается наиболее репрезентативной. При создании экзотического пространства в своих произведениях поэт часто использует исторических и литературных персонажей определенного региона, внутренне близких ему, носителей схожих эстетических идей.
Таким героем оказался и Имруулькайс. Не только прославленный поэт, эталон стиля и формы, но и человек-легенда. Царь, поэт и бродяга в одном лице был идеальным литературным героем. И для древнеарабских слушателей в том числе. Кочующие по пустыне бедуины слушали рассказчиков, повествующих о жизни Имруулькайса, полной приключений. Рассказы прерывались отрывками из стихотворений поэта. Он сам был эпическим героем, наряду с тем героем, который выступает в его стихах. Поэтому биография Имруулькайса – это не биография как таковая, а легенда с присущими ей атрибутами, напоминающими сказочный сюжет.
Именно этой легендой воспользовался Гумилев, создавая вою трагедию «Отравленная туника».

 

Отец Имруулькайса, Худжр, был вождем («царем») племени БануАсад, а мать, Фатима, сестрой героев сказания о «войне Басусы». С юности Имруулькайс начал сочинять стихи. Отец пытался отучить сына от этого недостойного занятия, но тот не слушался. Тогда отец изгнал его из племени иИмруулькайс с друзьями стал скитаться по пустыне, останавливаясь у разных племен. Через несколько лет он узнал, что племя Асад восстало против его отца, и он был убит. Теперь его долг отомстить. На пути в землиБануАсадИмруулькайс заехал в святилище богини Аллат и спросил у оракула, мстить ли ему за убийство отца. Оракул трижды ответил отрицательно.

 

Но Имруулькайс, сломав стрелы, с помощью которых истолковывались предсказания, продолжил свой путь, решив все-таки мстить. По дороге он останавливается в оазисе – крепости Тейма, которой управлял СамавалибнАдия. Ему он оставляет свою драгоценную кольчугу, а сам отправляется в Константинополь, надеясьвыпросить помощь у византийского императора Юстиниана. Узнав об этом, один из врагов Имруулькайса нападает на крепость, захватывает сына Самаваля и требует отдать ему кольчугу Имруулькайса, угрожая убить сына. Верный своему слову Самавал отказывается и со стен крепости видит, как его сын погибает. Имруулькайс приезжает в Константинополь и встречает дружеский прием у императора, который обещает ему помочь. Он назначает его своим наместником в арабских областях, находящихся под властью Византии и радостный Имруулькайс отправляется в обратный путь. Но один из придворных императора доносит, что поэтво время пребывания в Константинополе опозорил его дочь и еще сложил об этом стихи. Разгневавшийся император приказывает отправить в подарок Имруулькайсу прекрасную тунику, сшитую из драгоценного шелка и вытканную золотом, пропитанную ядом. Когда гонцы императора догнали поэта, он был недалеко от Анкары. Имруулькайс надел на себя подарок императора, сразу покрылся язвами и вскоре умер. По преданиям он был похоронен в Анкаре.
Дочери у императора Юстиниана не было.По сообщениям византийских хроник, действительно существовал некий Кайс, наместник Византии в арабских областях, который был убит за то, что организовывал набеги на пограничные византийские селения, нарушая договор с императором. Народная фантазия обработала этот факт, превратив его в легенду. Можно назвать биографии и других арабских поэтов, ставших легендарными и передававшиеся вместе с их стихами. Но Гумилев выбрал этого поэта и эту биографию для своей трагедии. И у русского и у древнеарабского поэта чувствуется схожесть характеров – страсть к путешествиям, склонность к любовным похождениям, храбрость.

 

Гумилев даже включает в свою трагедию часть самой известной касыды Имруулькайса. Касыда – длинное стихотворение, поэма, ее можно назвать «песней». Она состояла из ряда сюжетов, обычно не более 4-5, которые были постоянными, устойчивыми элементами (поэт встречает на своем пути остатки становища, где жила его возлюбленная; перекочевка возлюбленной; описание встреч с возлюбленной; путь по пустыне; пейзаж как центральная часть; самопрославление и прославление своего племени; описание пирушки; плач по погибшему герою; сражение; месть). Эти основные сюжеты варьируются в разных произведениях, постоянно повторяясь. Для бедуина, слушающего касыду, ее красота заключалась в повторяемости сюжетов при новизне и неожиданности их оформления. Именно Имруулькайс считается одним из создателей касыды с ее композиционными элементами. Наиболее известным произведением поэта является его муаллака. Средневековые филологи отобрали из числа доисламских поэтических произведений семь поэм-касыд, считающихся шедеврами, и назвали их «муаллаками» (буквально «нанизанные», подобно жемчужинам в ожерелье).
Имруулькайс сочинил свою муаллаку в память о встрече с возлюбленной Унеизой.Во время очередной перекочевки он спрятался возле места для купания Дарат-Джульджуль. Когда Унеиза вместе с другими женщинами вошла в воду купаться, Имруулькас собрал оставленную на берегу одежду и сказал, что не отдаст ее пока женщины не выйдут нагими из воды. В результате женщины вынуждены были выйти, и последней вышла Унеиза. Осыпанный их упреками, поэт решаетзаколоть своего верблюда, угощает женщин вином и жареным мясом. В благодарность они понесли седло от его верблюда к стоянке племени.

гумилёввв
В первой части муаллаки поэт предается воспоминаниям, глядя на следы покинутой стоянки, где он когда-то был влюблен, во второй части он описывает свои свидания с Унеизой и третья часть посвящена жизни в пустыне, природе. Николай Гумилев использовал в своей трагедии отрывок из второй части муаллаки, описывающий свидание Имруулькайса с Унеизой. В монологе «Плеяды в небе…» Имр рассказывает Зое о своем любовном приключении. Гумилев вставляет практически дословный перевод части муаллаки:

 
Плеяды в небе, как на женском платье
Алмазы были полными огня,
Дозорами ее бродили братья,
И каждый мыслил умертвить меня.
А я прокрался к ней подобно змею.
Она уже разделась, чтобы лечь.
И молвила: «Не буду я твоею,
Зачем не хочешь ты открытых встреч?»
Но все ж пошла за мною, мы влачили
Цветную ткань, чтоб замести следы.
Так мы пришли туда, где белых лилий
Вставали чаши посреди воды.
Там голову ее я взял руками.
Она руками стан мой обвила.
Как жарок рот ее, с ее грудями
Сравнятся блеском только зеркала,
Глаза пугливы, как глаза газели,
Стоящей над детенышем своим,
И запах мускуса в моей постели,
Дурманящий, с тех пор неистребим.

 
Почти дословный перевод, потому что русский поэт,конечно,перевел не точно все строки Имруулькайса, что-то пропускал, и добавилизлюбленный образ водной поверхности в качестве места свидания («так мы пришли туда, где белых лилий вставали чаши посреди воды»). Закрытые водные поверхности (озера, водоемы) являются устойчивыми пейзажными образами в творчестве Гумилева и несут определенную смысловую нагрузку, связанную с символизмом воды как первоначала жизни. Погружение в них часто определяет для героя переход из одного онтологического состояния в другое. Фабульное время обычно – ночь.

 
Характерен и неоднозначный образ героини, как бы двоящейся. Царевна Зоя, с одной стороны невинная прекрасная девушка, а с другой – бездушное существо, несущее смерть, женщина – «отравленная брачная туника», «И каждый шаг твой – гибель, взгляд твой – гибель, И гибельно твое прикосновенье!». Подобная трактовка женского образа не присуща древнеарабской литературе и является специфически гумилевской.В мировоззрении арабов любовь не воспринималась как трагедия. И любовь и семья в их понимании- неотъемлемые части жизни человека.

 
Поэт использовал в своих произведениях литературных героев, философские идеи, образы из восточной литературы. Но он подбирал их на основе определенного сходства и встраивал в свою поэтическую систему, дополняя собственной трактовкой.
Например, повторяющийся в творчестве Гумилева мотив гибели главного героя. Как будто предчувствуя свою собственную насильственную смерть, Гумилев во многих стихотворениях описывает трагических конец. Даже если он не предусмотрен оригинальным сюжетом. Так в стихотворении «Орел Синдбада» по мотивам одного из приключений Синдбада-морехода, лирический герой Гумилева погибает, сброшенный орлом на камни, хотя в «Сказках 1001 ночи» орел благополучно выносит Синдбада с острова.

 
Литературой и философией Древнего Востока увлекался не только Гумилев. Это модное направление в среде писателей и художников в начале ХХ века. К образу Имруулькайса обращался и Бунин в стихотворении «Имру-Уль-Кайс», но его сюжет никак не связан с легендой о смерти поэта.
Гумилев со временем вводит в свои тексты не только литературных персонажей, но и схожие идеи из различных религиозно-философских систем (суфизма, христианства, буддизма, масонства, кельтской мифологии). В своем зрелом творчестве он как будто пытается показать их тождественность, творчески воплотить некую универсальную религиозно-философскую модель. К сожалению, ему это не удалось. Трагический финал его произведений становится реальностью жизни поэта.

Александра Полиевская

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (5 votes, average: 3,40 out of 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>