Мальчик и море

_!_мальчик

Он словно возник из моей ворожбы
Как будто нежданный подарок судьбы.
Высокий и тонкий, он был в этот миг,
Как гибкий и стройный поющий тростник

По гальке прибрежной, что жжет горячо
Пленяя своим загорелым плечом,
Ступал он небрежно, и видеть я мог,
Как струи морские играли у ног

 

А море в своей серебристой парче
Ласкалось и нежилось в жарком луче
И, призраки словно, мелькали вдали
То парус, то лодка, а то корабли…

Да был ли тот мальчик,
тот стройный олень?
Иль это мелькнула какая-то тень?
Иль мне сквозь дремотную летнюю лень
Пригрезился этот сияющий день?

****

Выскочила в лёгком сарафанчике,
Взявши летний зонтик для игры…
От жары сомлели одуванчики -
Было сорок градусов жары.

И дивились потные прохожие
На её весёлый белый зонт.
Облако на лебедя похожее
Медленно текло за горизонт

****

О, море в Гаграх…

«О, море в Гаграх, берег в Гаграх»,-
хрипел старинный патефон.
Музейного ихтиозавра
напоминал собою он.

Но мать с отцом его любили –
Он им о молодости пел
Он о «Девчонке с Пикадилли»
Для них старательно хрипел.

О море в Гаграх, берег в Гаграх!
Иду прибрежной полосой
И песенки забытых бардов
Мотив все крутится простой.

И я завидую: как пелось,
И даже был какой-то шик…
И мне б хотелось, мне б хотелось
Вот так же выразить тот миг,

Когда в горах туман блуждает,
Скользит то тихо, то быстрей
И прихотливо оседает
В кудрявых шапках тополей…

Как серебром волна искрится,
Как будто дорогой альков.
Как над жаровнями курится
Томящий запах шашлыков

Кавказ, Кавказ! Твои дороги
Куда-то ввысь, к орлам, к богам,
И осликов простые дроги…
В горах затерянный духан…

Твоих речей гортанный клекот,
Твоих ночей любовный шепот,
Твоих страстей извечный плен
И крепостей старинный тлен.

О море в Гаграх! Берег в Гаграх!
Змеей на камень льнет лоза,
На кипарисах и на лаврах роса,
как первая слеза.

****

Мой лес
Посвящается Мусин-Пушкинской балке в Сочи
Он мной как будто выдуман насквозь,
Его поляны так свежи и чисты,
Так его ветки хрупки и лучисты -
В них золотое солнце заплелось…
Он мной как будто выдуман насквозь.

Я захожу в него, как в светлый храм,
Боюсь спугнуть в нём тишину святыни,
Нарушить тайну непонятных линий
Неведомых тропинок здесь и там.
Я захожу в него, как в светлый храм.

Здесь добрый крот, как добрый дух, живёт,
Вот и его знакомая квартира.
Здесь постигаешь тайны микромира,
Где всё не как у нас — наоборот.
Здесь добрый крот, как добрый дух живёт.

Я в нём душой младенчески чиста.
В моём лесу нельзя солгать ошибкой.
Встречает он доверчивой улыбкой
И дышит свежестью, как детские уста.
Я в нём душой младенчески чиста

****

Гроза
Притихло всё. Нахмурилось. Молчит.
Вот брызнуло. Запахло пылью сухо.
И вот вдали зарокотало глухо
И замерцало, словно от свечи.

И вдруг обвал весёлых шумных струй
Обрушился на город воспалённый
И вот уже несётся разъярённый
Поток гривастый и седой, как лунь.

Ликуй, стихия! Дерзкая гроза
Пусть на балкон ко мне насыплет молний!
Пусть гром свою симфонию исполнит,
В неё вплетая бури голоса…

Я вас приветствую,я к вам бегу на зов
Под рёв потоков и воды кипенье
Под шум обвалов, голос всех ветров
Великое приходит очищенье.

Гроза сметает разный пёстрый сор:
Тщеславье мелкое и суеты проклятье,
И суть вещей становится понятней,
И тише в нас с собой извечный спор.
Стихи, порой, ведь тоже, как гроза –
Нахлынут, озарят, как вспышки молний.
И смутный облик образов нестройных
Вдруг обретёт живые голоса…

И вольно на усердное перо
Тогда прольются мысли и прозренья,
А вслед за тем придёт освобожденье –
Так, плен прорвав, ростком стаёт зерно.

И вновь душа чиста и молода
И к радостям простым опять причастна.
Ей так нужна кипучая вода,
Ей так полезно дерзкое ненастье

День в горном лесу
Глаза в глаза, чтоб душу разглядеть.
Дымит костёр, чай тихо закипает…
Смотри, вон бабочка за бабочкой летает:
Как хорошо им вместе так лететь!

Над нами купол молодой листвы,
Сквозь изумруд ветвей луч солнечный
струится
И бликами весёлыми ложится
На влажность трав, деревья и кусты.

Ракетою до самых облаков
Взметнулся стройный ясень тонкоствольный,
Самшит мохнатый на стволе невольно
Хранит следы исчезнувших веков.

Забудешь ли прогулку к водопаду?
Поток воды стремительно летел
И было сердцу ничего не надо -
Вот только бы стоял и всё смотрел

Но день, как водопад, умчался в вечность,
Я ехала ещё , а ты уже сошёл
И было всё вокруг спокойно и беспечно,
И было всё вокруг на редкость хорошо

****

В порту
И порт, и маяк, и вода,
И вечера нежная свежесть,
Весёлые толпы — всё те же
Одна.

Наверно, ты видел и сам -
У кранов в порту к небесам
Стальные заломлены руки.
Разлука.

Всё тот же нагретый причал,
Но лёгкий твой шаг отзвучал,
Лишь маленьких лодок качанье
Молчанье.

И только ,как ты, чудаки,
Всё грезят в порту рыбаки
Да глупую ловят удачу.
Не плачу.

Но к вечеру, словно слеза,
Над морем повиснет
Звезда.

Дружеское
Средь вечных деревьев
И солнечных трав
Нам строки являлись
Осенних октав

И камни, как тайны,
Сквозь блики волны
Светились
В подарок нам морем даны

Осенней горчинкой,
Как пахнет самшит,
Так прошлое в душах
Слезою горчит
Но жаждою жизни,
Разлуку поправ,
Сплетают нам руки
Аккорды октав

****

Дождь
Нет лучшей музыки, чем дождь!
Он налетит, когда не ждёшь,
И на окне свои следы
Оставят капельки воды

Прелюдию, сонату – всё ж!
Исполнит звучно дерзкий дождь
И даже зазвучат тогда
От струй летящих провода

Повсюду луж блестит слюда,
Промок весь город — не беда!-
Так благодатна иногда
С небес летящая вода!

По лужам босиком бежишь
И слушаешь стаккато крыш,
Труб водосточных ловишь мощь-

Нет лучшей музыки, чем дождь

****

Сидит моя собака у порога…
Сидит моя собака у порога-
Вот дом, а вот порог.
Такою б жизнью пожить немного
Сподобил Бог

Без суеты, без горя, без печали
Всё позабыв, простив и полюбив
И только б птицы что-то мне кричали,
Над домом круг свободно очертив

Бывает, неожиданно найдёшь…
Бывает: неожиданно найдёшь
Под глыбой снега тоненький росточек,
Бывает хлипкий гибельный мосточек
Спокойною походкой перейдёшь.

Бывает: легкий призрачный туман
Висит на гриве ночи уходящей…
«Сезам, откройся! — повторяйте чаще,
Бывает: открывается Сезам.

Бывает день так примитивно прост:
Вот просто свет, вот просто чьи-то руки,
Сосновый бор, запорошённый плёс,
А в мире нет ни далей, ни разлуки

Бывает: точно жажду утолить -
Пить хвойный воздух — сладостен и терпок,
Плести стихи из прутиков и веток…
И дай нам Бог об этом не забыть!

****

Читая Михаила Кузмина…
Из цикла «На струнах Серебряного века»

«Как описать прогулку:
Шабли во льду,
поджаренную булку…?»
Михаил Кузмин
Кабриолеты, конки, кони,
Свет фонарей молочно-тусклый,
Взгляд Незнакомки нежно-грустный -
Всё в сумерках туманных тонет.

Откроют скоро балаганчик,
Туда придут Поэт и Дева
И тонко запоёт органчик
Свои скрипучие напевы,

И лица в дыме сигаретном
Бледнеют, тают, словно свечи.
Всё непонятней, безответней
И глуше сбивчивые речи…
Двадцатый век в самом начале,
И впереди его печали.

Испанское вино
Из цикла «На струнах Серебряного века»
Я пью испанское вино
И голова моя кружится…
Как будто юбки танцовщицы,
взлетает сердце высоко.

Вот, наступая осторожно,
Фламенко вышло из оков
Сейчас возможно невозможное
Под дробный топот каблучков.

На круг ворвётся Карменсита
И обожжет огнём очей!
Какая тайна в ней сокрыта? -
Она всех ярче, всех живей!

Какие тонкие запястья!
И взгляд, как блеск ножа,слепит!
И как ворованное счастье,
Бровей презрительный изгиб.

Как будто лебедь одичалый
Над бурным озером парит,
Так разноцветный полушалок
Над буйной плясклю летит!

Гитары голос монотонный
Вдруг кастаньеты заглушат
И,околдован страстью томной,
Кружится пёстрый маскарад.

. Уже ни в чём не зная меры,
Под одурманящий мотив
То наступают кабальеро,
То отступают…победив!

Но под струёю золотою
Уже бокала видно дно…
Что ты наделало со мною-
Скажи, испанское вино?!

****

Отчего я люблю…
Отчего я люблю тебя, зыбкий туман?
Как прекрасный обман, как загадку, как чудо
Ты ложишься ночами на лица полян,
Всё плывёшь и плывёшь в никуда ниоткуда…

Растворились деревья в таинственной мгле,
Силуэты не чётки, не ясны предметы,
И как будто на старых полотнах Моне,
Всё пронизано зыбким, трепещущим светом

Словно вдруг опрокинулся звёздный поток,
Млечный путь пролился из серебряной дали,
Сквозь таинственный плен чуть мерцает восток,
Как холодный огонь в драгоценном опале

****

В одном кафе на площади Пигаль…
В приятных сумерках вечернего Парижа
В одном кафе на площади Пигаль
Сидели двое…
Один чернявый
с узкою бородкой
В глазах его
хоть тёмных, но блестящих,
Таилась спрятанная глубоко
надменность.

Другой был рыжеват
с чертами слегка слащавыми,
Но всё же на них лежала

тень его былой красы

Беседа их спокойною казалась,
Но только внешне:
Ведь оба были Боги — так думали они,

но эту тайну
Каждый хранил во глубине души,
не доверяя никому на свете.

Они не замечали пёстрой толпы,
струящейся пред ними,
Подобно бурной и стремительной реке,
Ни вереницы огней, которые лились
неудержимым, нескончаемым
потоком,
Ни блеск красавиц, ни их зазывный смех
не трогали их ум.
Их занимали притчи мирозданья

и таинства глаголов их влекли
И им казалось, что только им доступны
эти сферы,
которых не понять презренной черни…

…А между тем в бокалах пенилось
весёлое клико,
И рюмок строй на тонких длинных ножках
всё полнился.
И, обтекая двух поэтов русских,

шумел Париж,
которому плевать
на всех Бальмонтов с Брюсовыми вместе

Париж, который вечен и прекрасен,
А потому всегда обедни стоит!

****

Падший ангел или мадридские приключения
«Ура! Достигли мы ворот Мадрида!»
А.С.Пушкин»Каменный гость»

«Мадрид как город абсолютно сумасшедший!
На улицах всегда — днём и ночью — полно
народа.
Но архитектура, солнце поднимают
настроение. Знаю, что улицу — Gran Via,-
по которой мы каждый день бегаем по
полчаса на работу и обратно, описывал
и Хемингуэй и другие авторы — кто о
Гойе писал…»

Из письма балерины Полины К., прожившей

в Мадриде несколько месяцев (будучи на гастролях)

«Мне падший ангел на сердце
упал
И был прекрасен весь его зелёный
стан
И крылья мощные, раскинутые
навзничь…»
Полина К.
Мадрид 29.3.2010г.

Кипит, шумит Мадрид,-
какой-то странный город!
Здесь все возбуждены и веселы всегда,
Здесь пёстрая толпа (в ней каждый вечно молод!)
И день, и ночь спешит неведомо куда.

Стремительно сквозь ночь, отсчитывая мили,
Сквозь уличную гарь, как бешеный поток,
Слепя огнями фар, летят автомобили,
И только вьётся вслед бензиновый дымок.

Соборы и дворцы, костёлы и церквушки,
И площадей размах,и крутизна мостов…
Но в зелени садов там улочки-старушки
В дремотной тишине хранят следы веков

И с высоты на мир, взирая отрешённо,
Огромен и могуч, гордясь размахом крыл
Средь шпилей,куполов весь бронзово-зелёный
Там ангел в синеве на городом парил.

Я поутру бегу по длинной Via Grande
Здесь некогда( давно!) бродил Хемингуэй,
И много здесь чудес… И этот странный ангел
Простёр свои крыла торжественно над ней!

И я, как все, спешу промчаться побыстрее
(Гостиница и театр — всегдашний мой маршрут!)
Но почему-то вверх взглянуть порой не смею -
Ведь помню я всегда про ангела, что тут!

Но жизнь готовит нам загадки и сюрпризы:
Не знаю отчего, казаться стало вдруг,
Что этот ангел стал мне непонятно близок,
Как будто он — судьба, как будто странный друг.

Как будто как-то раз он высоты свалился,
И почему-то мне на голову упал,
И в бедной голове моей с тех пор он поселился,
Как будто только там нашёл, чего искал.

А впрочем, где упасть, не выбирал он места
(Ведь где и что нас ждёт, неведомо порой)
Но только ныне я и падший ангел вместе
И связаны навек зелёною судьбой.

Кипит, шумит Мадрид -
какой-то странный город:
Здесь все возбуждены и веселы всегда!
Но ночью в вышине, где тишина и холод,
Над городом горит ЗЕЛЁНАЯ ЗВЕЗДА!

Звени же, музыка, и наполняй сердца!

Коснулась клавиш лёгкая рука,
А музыка ждала касанье это
Она, как птица, вырвалась из клетки,
И полилась – свободна и легка!

И как весенний первый майский гром,
Так музыка наполнила весь дом.
Она искрилась, пенилась, звучала,
И жизнь, казалось, началась сначала
И радость в сердце – снова молодом!

Сквозь хаос разных звуков и шумов
Прорезался божественнейший Шуман
И подарил нам говор моря шумный,
И шум листвы, и вольный шум ветров,

Как будто в этот незабвенный миг
Вновь свои песни пела Клара Вик

Но дальше, дальше музыки полёт,
Смешались в ней надежды и тревоги,
Вот хор звучит, а вот орган поёт
А вот хорал торжественный ведёт,
Указывая нам дорогу к Богу.

Звени же, музыка, и наполняй сердца
До донышка, до края, до конца,
Под лёгкими перстами оживай,
Чтоб на земле на миг увидеть рай.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading ... Loading ...

Один комментарий для “Мальчик и море

  1. С поэзией Нины Васильевны Никулиной я хорошо знаком, ибо у нас с ней есть совместный музыкально-поэтический спектакль «Параллели», с которым мы успешно выступили и в Сочи (http://maks-portal.ru/gorod/zametka/video-v-sochi-nashli-tvorcheskie-paralleli),
    и в Москве (Международный Фонде славянской письменности и культуры) и в Королёве (Московская областная государственная научная библиотека имени Н.К. Крупской) (http://www.mognb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1546:news317&catid=50:news-statyi). Вот, что заметил композитор Виктор Ромас, который участвовал с нами в Сочинских «Параллелях»: «Писать романсы на её стихи очень легко. Ведь музыка заложена уже в самом стихотворении»
    Я убедился, творчество Нины Никулиной любят и зрелые люди, и молодёжь (http://www.mosoblpress.ru/mass_media/3/113/item132685/). И неудивительно, ведь всё, что она пишет, создано человеком с чистым, горячим сердцем – человеком, который, несмотря на годы, всегда остаётся молодым. Вот как выразила своё впечатление после нашего спектакля одна из молодых слушательниц: «Нина Васильевна разожгла в душах слушателей тихую свечу высокой радости от сопричастности к Прекрасному»
    Анатолий Пережогин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>